terzaposizione (terzaposizione) wrote in falange_orient,
terzaposizione
terzaposizione
falange_orient

Categories:

Tate-no Kai и Мисима Юкио(часть 1)

В декабре 1966 года журналист Фусао Хаяси познакомил Мисиму с двумя молодыми людьми , которым суждено было оказать на японского писателя решающее влияние , стать своего рода катализатором дальнейших событий.Их звали Бандаи и Накацудзи , и они причисляли себя к националистам : они верили в Японию , японский народ и Императора , имели серьёзные обиды на послевоенную "демократию".Не так давно они обьединили в общий фонд свои средства , что бы основать журнал "Ронсо"("Дискуссионный Журнал").Именно в связи с этим Хаяси предложил им встретится с Мисимой.Они испытывали финансовые затруднения и пришли просить у писателя помощи.
Идея журнала увлекла Юкио :он вызвался безвозмездно давать для этого журнала свои статьи и убедить других литераторов последовать его примеру.Позже в статье "О молодости" , написанной им для "Ронсо" , Мисима представил встречу с этими двумя националистами , как "событие , которое произвело [в нём] революционные перемены".
Первые намёки на то , что Мисима заразился пламенным патриотизмом появились в в двух коротких статьях , опубликованных писателем 1 января 1967 и , возможно , написанных под непосредственным впечатлением от встречи с молодыми людьми.В одной из них под названием "Вера в Японию" он извинялся перед японским народом за свой западный стиль жизни.Вначале он пишет , что нет ничего удивительного , если возникают сомнения в искренности человека , который защищает всё японское и в то же время "семь раз побывал на Западе , дружил со многими гражданами западных стран, живёт в доме западного образца, где нет ни одной комнаты с татами, любит западную пищу, считает туалет западного типа самым лучшим и никогда не надевает кимоно".Но кто сейчас, в нынешнем веке, живёт в чисто японском стиле?В углу комнаты японца стоит телевизор, в кухне - стиральная машина.Мисима предпочитает уродливому синкретическому японизму, отдающему гротеском, западный стиль жизни, который по крайней мере, обеспечивает "стилистическую целостность".Однако он приходит к такому выводу : "Моя подлинная писательская жизнь чисто японская, каждую ночь в своём кабинете я пишу на японском языке.Ничто, кроме этого не имеет ни малейшего значения."
Вторая статья, наиболее драмматична, она называется "Новогодняя дилемма" :

"...Слышу, как люди говорят мне : "Ты живёшь прошлым.Попытки стать героем действия, о котором ты говоришь, после тридцати обречены на провал, а тебе уже сорок пять лет.А что, если прекратить изображать из себя старую деву, которая прячется под толстым слоем грима, перестать жить активной жизнью и полностью сосредоточиться на литературе?"
Но я в свои сорок два года ещё силён и энергичен, как молодой человек, и ещё достаточно молод, чтобы стать героем.Такамори Сайго(патриот, боровшийся в 19 веке против европейской экспансии на острова) умер смертью героя в пятьдесят лет...Если я буду действовать сейчас, я ещё успею..."

Бандаи и Накацудзи считали себя писателями, критиками общества.У них отсутствовал вкус к битве и, уж конечно, не было тяги к смерти, которая одолевала Мисиму.Вскоре это отдалит их от писателя, но прежде они познакомят его с другими молодыми людьми, стемящимися к настоящим сражениям.
9 апреля 1967 года Юкио тайно подал просьбу о зачислении в ряды Сил самообороны и тем самым обрёк себя на 46-дневный курс начального военного обучения.Более года он безуспешно пытался пройти его, после чего армейское коммандование не пожелало мириться с его штатскими фантазиями, даже учитывая то, что штатским был знаменитый писатель.В декабре его прошение было отклонено на "неопределённый срок". 


Юкио Мисима

После Нового Года, вдохновляемый своими друзьями из "Дискуссионного Журнала", Мисима сделал ещё одну попытку завербоваться в военные, и на этот раз - успешную.
Мисима был зачислен в Силы самообороны как Хираока Кимитакэ(настоящее имя писателя), без звания.Сначала он провёл неделю в офицерской школе в Курумэ, на острове Кюсю.Из Курумэ он направился в учебный лагерь для новобранцев-пехотинцев у подножия горы Фудзи, где провёл месяц.Заключительные две недели в близлежащем Нарасино он проходил усиленный курс подготовки в рядах диверсионно-разведывательного подразделения.Мисиме было сорок два года, другим волонтёрам - меньше двадцати.И все же он сумел ценой огромного напряжения сил изо дня в день не отставать от остальных, скрывая, что страдает от диареи и желудочных колик.
Формальной причиной вступления знаменитого писателя в ряды Сил Самообороны была его забота о национальной безопасности.Корень проблемы - в статье 9-ой послевоенной конституции, где утверждалось, что "народ Японии навсегда отказывается от войны как суверенного права нации" и что "сухопутные, морские и воздушные силы, как и прочий военный потенциал, не будут сохранены".По мнению Мисимы, статья об отказе обозначала, что японские Силы Самообороны, созданные согласно Акту о самообороне от 1954 года, никогда не станут эффективной боевой силой.Отсюда следует : конституцию необходимо пересмотреть,что позволило бы Силам самообороны утвердиться в своём законном праве национальной армии.
Однако весьма серьёзен был и личный мотив писателя : вступление в ряды Сил самообороны являлось сознательным шагом к тому, чтобы стать смураем, буси.К этому же моменту относится и более глубокое увлечение Мисимы японской военной традицией.В сентябре 1967 он даже надиктовал целую книгу "Хагакурэ нюмон" - собственные комментарии к книге самурая Ямамото Цунетомо "Хагакурэ"("Сокрытое в листве"), ставшей настоящим кодексом Бусидо для многих поколений японских воинов.В предисловии к коментариям, Мисима пишет, что "Хагакуре" - единственная книга, которую он в молодости читал во время войны и она до сих пор является его настольным писанием.Он называет книгу "ключом к свободе" и противопостовляет её современному миру иллюзий и ложных чувств, где нет уже места Пути Воина:

"Ямамото Дзёте пишет : "Я постиг, что Путь Самурая - это Смерть.В ситуации "или-или" без колебанеий выбирай смерть.Только трус оправдывает себя рассуждениями о том, что умереть не достигнув цели, означает умереть собачей смертью."
...Сколь бы мирным не был век, в котором живёт самурай, смерть должна лежать в основе всех его действий.В тот момент, когда он пугается смерти или старается избежать её, он перестаёт быть самураем..."

В коментариях Мисима рассматривает сквозь призму "Хагакуре" многие пороки современного общества - феминизацию мужчин, превращение воинов в "аристократов-счетоводов", идиотское преклонение японцев перед телезвёздами и "фальшивыми героями"...Но вопрос "что делать?" не стоит перед Юкио - он пишет, что истинный путь, приведущий страну Ямато ввысь - это тот путь, что проповедовали задолго до 20 века его предки, т.е. Путь Воина и Путь Смерти.

"Ямамото Дзёте пишет:
"В мире всё фальшиво,
Есть только одна истина.
И эта истина - Смерть."
Когда он говорит о смерти, он выражает свою Утопию, свои принципы свободы и счастья.Вот почему в настоящее время мы можем читать "Хагакуре", как сказание об идеальной стране.Я уверен, что если такая идеальная страна появится, её жители будут намного счастливие и свободнее, чем мы сегодня.Однако пока реально существует только мечта Дзёте.Автор "Сокрытого в листве" изобрёл средство, которого более чем достаточно для того, чтобы излечить все болезни современного мира....
...Не имеет значения, какую смерть мы рассматриваем в качестве завершения пути человека к совершенству - естесственную или же смерть в духе "Хагакурэ" : смерть от руки врага или в результате сеппуку(вскрытие живота) или цуйфуку(самоубийство вслед за господином).В любом случае требование быть человеком действия не меняет нашего презрительного отношения к жизни и не толкает нас на поиски лёгкого пути...Великий самурай Китиносуке Сида сказал : "Если не знаешь, есть тебе или нет - лучше не ешь: если не знаешь, жить тебе или умереть - лучше умри"..."

Кроме самого главного момента - уничтожения либерализмом и западным образом жизни японского духа - Мисимой были так же рассмотрены с точки зрения Бусидо такие общечеловеческие вопросы как вопросы любви, дружбы, примеры правильного воспитания детей, даже вопрос о том, как достойно вести себя во время алкогольной вечеринки.Короче говоря, "Хагакурэ Нюмон" обьяло своей доктриной практически всю человеческую жизнь и должно было стать, по замыслу Мисимы, некоей настольной книгой современного японского националиста.

Сделав первый шаг по Пути Воина(т.е. завербовавшись в ряды Сил самообороны), Мисима через "Дискуссионный Журнал" в октябре 1967 года предложил группе студентов предпринять первую политическую акцию.Речь шла о создании патриотической гражданской полувоенной группы , по типу парамилитраристских европейских структур.Её целью должна была стать помощь Силам Самообороны в противостоянии с "ползучей агрессией" левых.Дважды в год добровольцы из числа студентов и мелких служащих должны будут проходить подготовку в рядах Сил самообороны.Ближайшая задача - создать группу из двадцати-тридцати студентов, которых можно выучить на офицеров.
26 февраля 1968 года в офисе "Дискуссионного Журнала", занимавшем одну комнату в маленьком здании в Гиндзе, Мисима и ещё одиннадцать студентов дали клятву верности своему Отечеству и духу Ямато до смерти.
Две недели спустя Мисима лично возглавил первую группу добровольцев, которая должна была прйти месячное обучение в военном лагере японских Сил.Название для этой гражданской армии было выбрано довольно прозаичное- Японская Национальная Гвардия.Мисима написал боевой гимн из трёх строф и заказал для него музыку.
Группа из 23 учащихся состояла в основном из близкого круга редакции "Ронсо" и участников Nitigakudo(Лига Японских Студентов).Помимо боевых треннингов лично Юкио были организованы и несколько небольших семинаров по истории Бусидо и этике самураев, на которых помимо товарищей присутствовали и бойцы Сил Самообороны.
И всё-таки ещё до конца этого месяца Мисима вынужден был отказаться от идеи создания Национальной Гвардии.Одна из причин: дискуссии с людьми из Сил показали, что нет ни сочувствия этой идее, ни человеческого материала для того, что бы гражданская армия обрела реальные черты.Конечно серьёзным препятствием стал и финансовый вопрос.По мнению писателя, что бы обеспечить своей армии свободу от каких-либо политических партий и организаций, она должна представлять собой такое формирование, которое финансировало бы себя само или( в крайнем случае), что бы он самолично мог содержать его за свои собственные деньги.И в голове Юкио начал возникать новый план : создание некоего военизированного общества, численностью не более сотни человек.
В конце апреля Мисима со своими одиннадцатью студентами отправляется загород в арендованном автобусе "Фольксваген".Посетив синтоистский храм, молодые люди переодеваются в новенькую, только что сшитую форму(заказанную Мисимой на собственные средства) и фотографируются под одним из символов Японии - вишнёвым деревом.
В июле Юкио возглавляет вторую группу студентов из 23 человек и отправляется с ними в лагерь обучения у подножия горы Фудзи.
В октябре того же года Мисима Юкио- один из лауреатов на присуждение Нобелевской премии в области литературы, но 17 числа его постигает разачарование - премию получает учитель Мисимы Ясунари Кавабатэ.Именно это разачарование , как считали люди близко знавшие Юкио, серьёзно повлиял на его желание умереть героической смертью.
3 ноября 1968 года состоялось первое собрание военизированной структуры Мисимы.Сорок студентов, прошедших военное обучение поимённо голосуют по вопросу дальнейшей деятельности их маленькой армии.Единогласно принимается решение об учреждении организации, имя для которой было выбрано из 8 предложенных вариантов - Tate-no Kai("Общество Щита").На следующий день Мисима созвал пресс-конференцию с участием верного соратника Хироси Мотимару и ещё нескольких человек, одетых в униформу "Общества", и официально обьявил о создании новой патриотической группы, построенной на этике "Общества Божественного Ветра"(тайная террористическая структура в 19 веке, боровшаяся с европейскими захватчиками и выступавшая за сохранение исконно японских ценностей.Члены "Общества" отличались особым фанатизмом - даже бумажные деньги, которые считались изобретением "белых варваров" боевики организации брали не руками, а палочками для еды). 


Эмблема "Общества Щита"

С самого начала пресса взяла насмешливый тон, назвав группу Мисимы "игрушечной армией капитана Юкио".В марте и июле 69 писатель вновь возит группы студентов в учебный лагерь близ Фудзи.В марте 1970 состоялся последний призыв в "Общество" - к этому времени численность организации достигла идеала в 100 солдат.
Приблизительно пятьдесят студентов в год выражали желание вступить в Tate-no Kai.В первый, 1969, год кандидатов просеивал Мотимару и его товарищи, в течении второго года этим процессом заведовал другой соратник Юкио - Масакацу Морита.Те, кто проходил первичный отбор, приглашались на личную беседу с Мисимой- "Обществу" были нужны студенты, не являющиеся членами официальных политических организаций, имевших "должное уважение к Императору", морально и физически способных сражаться за свои убеждения.Ещё одним формальным требованием было успешное завершение месячного курса обучения в военном лагере.Существовал так же десятидневный курс военной переподготовки, который надо было проходить через шесть месяцев после первоначального призыва.Деньги бойцам не выплачивалсь, но их обеспечивали зимней униформой, головным убором, повседневной одеждой и обувью для полевых учений.С апреля 1969 выдавалась так же летняя униформа.
За исключением марта и июля, когда кадеты находились в учебном лагере, "Общество Щита" собиралось раз в месяц в Итигая Кайкан, в большом зале, принадлежащем штабу Сил Самообороны в Итигая.Мисима открывал собрание, кратко характеризовал текущие события и несколько более подробно останавливался на собственных политических эссе, в основной своей массе основанных на принципах Бусидо(наиболее известные- это "В защиту культуры", "Эссе для юного самурая" и "Введение в философию действия").Затем приходил черёд получасовой дискуссии о политике.Никто не пытался выработать единое мнение : группировки внутри "Общества" не могли сойтись даже по таким основополагающим вопросам, как роль, которую надлежит играть Императору и конституационная реформа.В 12:30 - обед, после него в течении часа проводились занятия на крыше здания, а потом собравшиеся расходились.
Идеологии у Tate-no Kai как таковой никогда не было.Мисима говорил, что "Общество" есть резервная армия и приказ "В атаку!" мог прозвучать только в случае "последней, отчаянной битвы".Теоретически это битва для защиты персоны Императора против "любой политической силы, в конечном счёте его отрицающей".Сообществу лично Мисимой ставилась цель защитить Императорский Дом ценой жизни своих членов.
Но Император, которого следовало защищать, в философии Мисимы превратился из реального человека в некое подобие Бога.Юкио, отрицал Конституцию Мэйдзи 1889 года, вернувшего власть Императорскому Дому, утверждая, что она превратила "Императора, как категорию культуры" в обычного западного конституционного монарха.Послевоенная конституция, отвергавшая божественное происхождение правителя, вобще раздражала писателя, который говорил, что "Его Величество превратился из части души японца в обычный символ государства".То есть идея "Общества Щита" изначально была противоречива - такого Императора Мисима защищать не хотел, а другого и не было.И Юкио всё это понимал.Он пришёл к выводу что для того, чтобы вернуть Императору его прежнюю всеобьемлющую тотальность, необходимо вернуть его право верховного главнокомандующего, право, которым он владел по Конституции Мэйдзи.
Кроме того, как и всякого японца, сердце Мисимы переполнял фатализм и жажда смерти как таковой, что в последующем подмечали и бывшие солдаты Tate-no Kai.В феврале 1969 Мисима публикует "Контрреволюционный манифест", отображающий его понимания ситуации в стране, которую уже нельзя никогда исправить:
"...Мы считаем себя конечными хранителями, последними представителями японской культуры, её сущности, истории и традиций, которые нуждаются в защите...Отряды камикадзе исходили в своих действиях из того, что они являются олицетворением истории, что в них проявляется сущность истории...Всё, конец.Они последние...Результат уже их не волновал...Сражение должно вестьсь только однажды и до смертельного исхода...Мы  идём тем же путём..."
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments